Знакомство пьера безухова с массонами

Пьер Безухов в масонской ложе. Подробный масонский ритуал. Война и мир. Том 2, часть 2, главы I-V

знакомство пьера безухова с массонами

Выходом из тупика стало для Пьера знакомство с Осипом Обряд посвящения Безухов слышит «масонские стуки молотков». Пьер Безухов — мой любимый герой в «Войне и мире». С момента, когда « массивный толстый. Пьер Безухов является персонажем, который вызывает чувство восхищения и Пьера Безухова; Женитьба на Елене; Масонство; Пьер на войне Пьера в плену и, как следствие, знакомства его с Каратаевым.

Кто они — масоны? Почему споры о масонстве продолжаются и сегодня? Чем же оно привлекало великих людей? Каковы нравственные стороны философии масонства и его влияние на формирование мировоззрения людей прошлых эпох и современности? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо обратиться к истории маонства. Реальная история масонства начинается со строительства собора святого Павла в Лондоне под руководством архитектора сэра Кристофера Рена.

Собор строился долго — с по год. Тут-то и зародилась замечательная идея: Так среди них оказались врачи, архитекторы, юристы, ювелиры. В начале 18.

Тема масонства в романе Л.Н. Толстого "Война и мир". Нравственно-философский аспект

На своих заседаниях ложи обсуждали различные теоретические и практические вопросы, выполняли роль одновременно политических клубов, культурно-просветительных и философских обществ.

Символами масонства стали орудия труда каменщика: Во главе каждой ложи стоял мастер, венерабль. Управляющий целым союзом назывался гроссмейстером или Великим Мастером. Появились и первые теоретики масонства: Андерсен и Даугулье, которые подвели под масонство философскую базу, начали создавать его теорию и структуру. Вскоре масонство перекинулось во Францию и другие европейские страны.

Появились традиции, новая символика, масоны придумали себе новую историю, восходящую от строительства храма Соломона. Главным строителем этого храма был назначен Адонирам, который был убит за то, что не раскрыл магическое слово, сказанное ему царем Соломоном. Это имя бога Иегова. Эта легенда об Адонираме лежит в основе посвящения в степень мастерства в масонских ложах. Со временем в ложи стала вступать родовитая знать — придворные и лорды, но тогда нарушился главный принцип масонского устава — неучастие в политической жизни страны.

Масонство из чисто английского явления превратилось в международную организацию. Масоны проповедовали всеобщую религию. В России первые масонские ложи появились в е годы 18 века.

В орден вступали по самым разным причинам. Для одних это была дань моде — их привлекала внешняя сторона масонства. Другие видели в нем чистое, высокое нравственно-философское учение и посвящали всю свою деятельность постижению законов братства. Изучение масонских символов, хранение масонских тайн, особенности братских отношений вносили мистическое настроение в орден.

По данным исследовательницы Т.

знакомство пьера безухова с массонами

Бакуниной- Осоргиной публикация г. Две трети из них действовали в Санкт-Петербурге и Москве. С воцарением в г. В ложи вновь хлынули тысячи дворян, офицеров, чиновников и др.

  • Пьер и масоны (по роману Л.Н.Толстого «Война и мир»)
  • Том второй. Часть вторая
  • «Пьер и масоны в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»»

Масоны проявили себя настоящими патриотами во время войн с Наполеоном и заграничного похода русской армии в г. Именно в масонских ложах начали интересоваться политикой будущие декабристы. В то же время подавляющее большинство масонских лож придерживались консервативных взглядов. В ложах, как и в 18.

Поворот Александра I к реакционной политике в начале х гг. Этот запрет подтверждали и все последующие императоры. Масонская традиция в России, насчитывавшая 90 лет, прервалась. Но отдельные представители русской дворянской интеллигенции стали вступать во время пребывания за границей в английские, итальянские и особенно французские ложи.

И не следует забывать, что российские масоны внесли выдающийся вклад в развитие русской культуры и общественной жизни второй половины XVIII и первой четверти XIX.

Демократические идеалы масонов способствовали смягчению нравов и зарождению народолюбивой идеологии русской интеллигенции.

Основными нравственно-философскими идеями масонства, на мой взгляд, были следующие: Неприемлемость монархического государственного устройства. Идеал масонов — демократическая республика Все члены общества — братья. И ни язык, ни звание, ни состояние, ни богатство не делают между ними различия. Цель масонства — разрушение христианской культуры и замена ее масонским миром. Человечество — выше отечества. Масонство должно зачеркнуть прошлое народов. Оно должно создавать международное движение, следствием которого будут идеалы свободы, равенства и братства между народами.

Идеи национальных революций, которые разрушат исторически сложившиеся государства и приведут к созданию масонского сверхгосударства. Главным в философии масонов был и есть человек, его духовное состояние и гармоничное развитие.

Взаимопомощь среди членов ордена со временем превратилась в систему благотворительности. Масоны строят и содержат больницы, клиники, научно-исследовательские центры. Филантропические фонды существуют благодаря добровольным взносам членов братства и различным пожертвованиям. В дореволюционной России по инициативе масонов открывались богадельни, школы, воспитательные дома.

Но благотворительность — лишь часть деятельности ордена, направленной на благо человечества. Прогресс общества возможен только при отсутствии войн между государствами и внутри. А потому вольные каменщики выступают против разрешения конфликтов насильственным путем. Каждый из братьев может и должен принести пользу, пробудив в себе самые лучшие качества. Масоны всех направлений считают: Нравственно-философские аспекты романа Л.

Но события романа переносят нас в первые десятилетия XIX века, когда масонство в России процветало. Как вы употребили его? Что вы сделали для ближнего своего? Подумали ли вы о десятках тысяч ваших рабов, помогли ли вы им физически и нравственно?

Вы пользовались их трудами, чтобы вести распутную жизнь. Вот что вы сделали. Избрали ли вы место служения, где бы вы приносили пользу своему ближнему?

Вы в праздности проводили свою жизнь. Потом вы женились, государь мой, взяли на себя ответственность в руководстве молодой женщины, и что же вы сделали? Вы не помогли ей, государь мой, найти путь истины, а ввергли ее в пучину лжи и несчастья. Человек оскорбил вас, и вы убили его, и вы говорите, что вы не знаете Бога и что вы ненавидите Свою жизнь.

Тут нет ничего мудреного, государь мой! После этих слов масон, как бы устав от продолжительного разговора, опять облокотился на спинку дивана и закрыл. Пьер смотрел на это строгое, неподвижное, старческое, почти мертвое лицо и беззвучно шевелил губами. Масон хрипло, старчески прокашлялся и крикнул слугу. Пьер хотел и не смел сказать этого масону. Проезжающий, привычными старческими руками уложив свои вещи, застегивал свой тулупчик. Окончив эти дела, он обратился к Безухову и равнодушно, учтивым тоном, сказал ему: Я в Петербург, — отвечал Пьер детским, нерешительным голосом.

Я во всем согласен с вами. Но вы не думайте, чтоб я был так дурен. Я всей душой желал быть тем, чем вы хотели бы, чтоб я был; но я ни в ком никогда не находил помощи Впрочем, я сам прежде всего виноват во. Помогите мне, научите меня, и, может быть, я буду Масон долго молчал, видимо, что-то обдумывая. Вы едете в Петербург, передайте это графу Вилларскому[ 7 ] он достал бумажник и на сложенном вчетверо большом листе бумаги написал несколько слов.

Один совет позвольте подать. Приехав в столицу, посвятите первое время уединению, обсуждению самого себя и не вступайте на прежние пути жизни.

Затем желаю вам счастливого пути, государь мой, — сказал он, заметив, что слуга его вошел в комнату, — и успеха Проезжающий был Осип Алексеевич Баздеев[ 8 ], как узнал Пьер по книге смотрителя. Баздеев был одним из известнейших масонов и мартинистов еще новиковского времени.

Долго после его отъезда Пьер, не ложась спать и не спрашивая лошадей, ходил по станционной комнате, обдумывая свое порочное прошедшее и с восторгом обновления представляя себе свое блаженное, безупречное и добродетельное будущее, которое казалось ему так легко. Он был, как ему казалось, порочным только потому, что он как-то случайно запамятовал, как хорошо быть добродетельным. В душе его не оставалось ни следа прежних сомнений. Он твердо верил в возможность братства людей, соединенных с целью поддерживать друг друга на пути добродетели, и таким представлялось ему масонство.

Глава III Приехав в Петербург, Пьер никого не известил о своем приезде, никуда не выезжал и стал целые дни проводить за чтением Фомы Кемпийского,[ 9 ] книги, которая неизвестно кем была доставлена. Одно и все одно понимал Пьер, читая эту книгу: Через неделю после его приезда молодой польский граф Вилларский, которого Пьер поверхностно знал по петербургскому свету, вошел вечером в его комнату с тем официальным и торжественным видом, с которым входил к нему секундант Долохова, и, затворив за собой дверь и убедившись, что в комнате никого, кроме Пьера, не было, обратился к.

Я за священный долг почитаю исполнение воли этого лица. Желаете ли вы вступить за моим поручительством в братство свободных каменщиков? Холодный и строгий тон человека, которого Пьер видел почти всегда на балах с любезной улыбкою, в обществе самых блестящих женщин, поразил Пьера. Всю дорогу Вилларский молчал. На вопросы Пьера, что ему нужно делать и как отвечать, Вилларский сказал только, что братья, более его достойные, испытают его и что Пьеру больше ничего не нужно, как говорить правду.

Въехав в ворота большого дома, где было помещение ложи,[ 10 ] и пройдя по темной лестнице, они вошли в освещенную небольшую прихожую, где без помощи прислуги сняли шубы.

Ответы@bunkdectalan.tk: Что привело в общество массонов Пьера Безухова? Почему он там разочаровался?

Из передней они прошли в другую комнату. Какой-то человек в странном одеянии показался у двери. Вилларский, выйдя к нему навстречу, что-то тихо сказал ему по-французски и подошел к небольшому шкафу, в котором Пьер заметил различные не виданные им одеяния.

Взяв из шкафа платок, Вилларский наложил его на глаза Пьеру и завязал узлом сзади, больно захватив в узел его волоса. Потом он пригнул его к себе, поцеловал и, взяв за руку, повел куда-то. Пьеру было больно от притянутых узлом волос, он морщился от боли и улыбался от стыда чего-то. Огромная фигура его с опущенными руками, с сморщенной и улыбающейся физиономией неверными, робкими шагами подвигалась за Вилларским. Проведя его шагов десять за руку, Вилларский остановился.

Пьер утвердительно отвечал наклонением головы. Когда вы услышите стук в двери, вы развяжете себе глаза, — прибавил Вилларский, — желаю вам мужества и успеха.

Оставшись один, Пьер продолжал все так же улыбаться. Раза два он пожимал плечами, подносил руку к платку, как бы желая снять его, и опять опускал. Пять минут, которые он пробыл с завязанными глазами, показались ему часом. Руки его отекли, ноги подкашивались; ему казалось, что он устал. Он испытывал самые сложные и разнообразные чувства.

знакомство пьера безухова с массонами

Ему было и страшно того, что с ним случится, и еще более страшно того, как бы ему не выказать страха. Ему было любопытно узнать, что будет с ним, что откроется ему; но более всего ему было радостно, что наступила минута, когда он, наконец, вступит на тот путь обновления и деятельно-добродетельной жизни, о котором он мечтал со времени своей встречи с Осипом Алексеевичем. В дверь послышались сильные удары, Пьер снял повязку и оглянулся вокруг.

В комнате было черно-темно: Пьер подошел ближе и увидал, что лампада стояла на черном столе, на котором лежала одна раскрытая книга. Книга была Евангелие; то белое, в чем горела лампада, был человеческий череп с своими дырами и зубами. Прочтя первые слова Евангелия: Это был гроб с костями. Его нисколько не удивило то, что он увидал. Надеясь вступить в совершенно новую жизнь, совершенно отличную от прежней, он ожидал всего необыкновенного, еще более необыкновенного, чем то, что он.

Стараясь вызвать в себе чувство умиленья, он смотрел вокруг. Дверь отворилась, и кто-то вошел. При слабом свете, к которому, однако, уже успел Пьер приглядеться, вошел невысокий человек. Видимо, с света войдя в темноту, человек этот остановился; потом осторожными шагами он подвинулся к столу и положил на него небольшие, закрытые кожаными перчатками руки. Невысокий человек этот был одет в белый кожаный фартук, прикрывавший его грудь и часть ног, на шее было надето что-то вроде ожерелья, и из-за ожерелья выступал высокий белый жабо, окаймлявший его продолговатое лицо, освещенное снизу.

В ту минуту, как дверь отворилась и вошел неизвестный человек, Пьер испытал чувство страха и благоговения, подобное тому, которое он в детстве испытывал на исповеди: Пьер с захватывающим дыханье биением сердца подвинулся к ритору так назывался в масонстве брат, приготовляющий ищущего к вступлению в братство. Пьер, подойдя ближе, узнал в риторе знакомого человека, Смольянинова, но ему оскорбительно было думать, что вошедший был знакомый человек: Пьер долго не мог выговорить слова, так что ритор должен был повторить свой вопрос.

Ритор прокашлялся, сложил на груди руки в перчатках и начал говорить. Первая главнейшая цель и купно основание нашего ордена, на котором он утвержден и которого никакая человеческая сила не может низвергнуть, есть сохранение и предание потомству некоего важного таинства Но как сие таинство такого свойства, что никто не может его знать и им пользоваться, если долговременным и прилежным очищением самого себя не приуготовлен, то не всяк может надеяться скоро обрести.

Поэтому мы имеем вторую цель, которая состоит в том, чтобы приуготовлять наших членов, сколько возможно, исправлять их сердце, очищать и просвещать их разум теми средствами, которые нам преданием открыты от мужей, потрудившихся в искании сего таинства, и тем учинять их способными к восприятию оного. Очищая и исправляя наших членов, мы стараемся, в-третьих, исправлять и весь человеческий род, предлагая ему в членах наших пример благочестия и добродетели, и тем стараемся всеми силами противоборствовать злу, царствующему в мире.

Подумайте об этом, и я опять приду к вам, — сказал он и вышел из комнаты. Ему представлялись такие же люди, каким он был сам две недели тому назад, и он мысленно обращал к ним поучительно-наставническую речь.

Он представлял себе порочных и несчастных людей, которым он помогал словом и делом; представлял себе угнетателей, от которых он спасал их жертвы.

Тема масонства в романе Л.Н. Толстого "Война и мир". Нравственно-философский аспект

Из трех поименованных ритором целей эта последняя — исправление рода человеческого, особенно близка была Пьеру. Некое важное таинство, о котором упомянул ритор, хотя и подстрекало его любопытство, не представлялось ему существенным; а вторая цель, очищение и исправление себя, мало занимала его, потому что он в эту минуту с наслаждением чувствовал себя уже вполне исправленным от прежних пороков и готовым только на одно доброе.

Через полчаса вернулся ритор передать ищущему те семь добродетелей, соответствующие семи ступеням храма Соломона, которые должен был воспитывать в себе каждый масон. Но остальные пять добродетелей, которые, перебирая по пальцам, вспомнил Пьер, он чувствовал в душе своей: Ему так радостно было теперь избавиться от своего произвола и подчинить свою волю тому и тем, которые знали несомненную истину.

Седьмую добродетель Пьер забыл и никак не мог вспомнить. В третий раз ритор вернулся скорее и спросил Пьера, все ли он тверд в своем намерении и решается ли подвергнуть себя всему, что от него потребуется. Сия храмина убранством своим, которое вы видите, уже должна была изъяснить вашему сердцу, ежели оно искренно, более, нежели слова; вы увидите, может быть, и при дальнейшем вашем принятии подобный образ изъяснения.

Орден наш подражает древним обществам, которые открывали свое учение иероглифами. Иероглифы, — говорил ритор, — есть наименование какой-нибудь не подверженной чувствам вещи, которая содержит в себе качества, подобные изобразуемой. Пьер знал очень хорошо, что такое иероглиф, но не смел говорить.

Он молча слушал ритора, по всему чувствуя, что тотчас начнутся испытанья. Пьер поспешно достал кошелек, часы и долго не мог снять с жирного пальца обручальное кольцо.

знакомство пьера безухова с массонами

Когда это было сделано, масон сказал: Масон открыл рубашку на его левой груди и, нагнувшись, поднял его штанину на левой ноге выше колена. Пьер поспешно хотел снять и правый сапог и засучить панталоны, чтоб избавить от этого труда незнакомого ему человека, но масон сказал ему, что этого не нужно, — и подал ему туфлю на левую ногу.

С детской улыбкой стыдливости, сомнения и насмешки над самим собою, которая против его воли выступала на лицо, Пьер стоял, опустив руки и расставив ноги, перед братом-ритором, ожидая его новых приказаний.

У меня их было так много, — сказал Пьер. Масон не шевелился и не говорил долго после этого ответа. Наконец он подвинулся к Пьеру, взял лежавший на столе платок и опять завязал ему. Источник блаженства не вне, а внутри нас Пьер уже чувствовал в себе этот освежающий источник блаженства, теперь радостию и умилением переполнявший его душу. Глава IV Скоро после этого в темную храмину пришел за Пьером уже не прежний ритор, а поручитель Вилларский, которого он узнал по голосу. На новые вопросы о твердости его намерения Пьер отвечал: Из комнаты его повели по коридорам, поворачивая взад и вперед, и, наконец, привели к дверям ложи.

Вилларский кашлянул, ему ответили масонскими стуками молотков, дверь отворилась перед. Чей-то басистый голос глаза Пьера все были завязаны сделал ему вопросы о том, кто он, где, когда родился и. Потом его опять повели куда-то, не развязывая ему глаз, и во время ходьбы его говорили ему аллегории о трудах его путешествия, о священной дружбе, о предвечном строителе мира, о мужестве, с которым он должен переносить труды и опасности.

Во время этого путешествия Пьер заметил, что его называли то ищущим, то страждущим, то требующим и различно стучали при этом молотками и шпагами. В то время как его подводили к какому-то предмету, он заметил, что произошло замешательство и смятение между его руководителями.

Он слышал, как шепотом заспорили между собой окружающие люди и как один настаивал на том, чтоб он был проведен по какому-то ковру.

После этого взяли его правую руку, положили на что-то, а левою велели ему приставить циркуль к левой груди, и заставили его, повторяя слова, которые читал другой, прочесть клятву верности законам ордена.

Потом потушили свечи, зажгли спирт, как это слышал по запаху Пьер, и сказали, что он увидит малый свет. С него сняли повязку, и Пьер, как во сне, увидал в слабом свете спиртового огня несколько людей, которые, в таких же фартуках, как и ритор, стояли против него и держали шпаги, направленные в его грудь.

Между ними стоял человек в белой окровавленной рубашке. Увидав это, Пьер грудью надвинулся вперед на шпаги, желая, чтобы они вонзились в. Но шпаги отстранились от него, и ему тотчас же опять надели повязку.

Потом опять зажгли свечи, сказали, что ему надо видеть полный свет, и опять сняли повязку, и более десяти голосов вдруг сказали: Пьер понемногу стал приходить в себя и оглядывать комнату, где он был, и находившихся в ней людей. Вокруг длинного стола, покрытого черным, сидело человек двенадцать, всё в тех же одеяниях, как и те, которых он прежде.

Некоторых Пьер знал по петербургскому обществу. На председательском месте сидел незнакомый молодой человек, в особом кресте на шее.

По правую руку сидел итальянец-аббат, которого Пьер видел два года тому назад у Анны Павловны[ 13 ]. Еще был один весьма важный сановник и один швейцарец-гувернер, живший прежде у Курагиных.

Все торжественно молчали, слушая слова председателя, державшего в руке молоток. В стене была вделана горящая звезда; с одной стороны стола был небольшой ковер с различными изображениями, с другой стороны было что-то вроде алтаря с Евангелием и черепом. Кругом стола было семь больших, вроде церковных, подсвечников. Двое из братьев подвели Пьера к алтарю, поставили ему ноги в прямоугольное положение и приказали ему лечь, говоря, что он повергается к вратам храма.

Пьер растерянными близорукими глазами, не повинуясь, оглянулся вокруг себя, и вдруг на него нашло сомнение: